Жестокая правда

Скажите мне, кто придумал любовь? Кто придумал это большое и глупое слово, которое мы используем, почём зря? Бездумно и бездушно используем, потому что это просто слово и ничего больше. Писатели о ней пишут, певцы, кто как может, поют, врачи лечат последствия этого корнеплода, а люди легко и не принуждённо называют её священным именем самые, что ни на есть, земные и банальные вещи, и думают, что это не малодушие и трусость, а ложь во спасение, пускай и очень красиво обставленная. «Он меня любит», — говоришь ты, и делаешь от него очередной аборт, потому что «так надо». «Он меня любит», — говорит она, замазывая случайный синяк под глазом с потёкшей тушью. «Он меня любит», -говорят они, в сотый раз разогревая ужин, и с ненавистью глядя на часы. «я тебя люблю», когда ты знаешь, что это не так, и тебе абсолютно всё равно, где он шлялся этой ночью. И я ненавижу это слово всем сердцем, потому, что это ТАКАЯ НЕПРАВДА…

Любить можно маму – за то, что она тебя родила; папу – за то, что он позволил ей сделать это; Родину – за то, что она у тебя одна; соседку Ленку – за то, что у неё зад в два раза шире, чем у тебя, и в придачу кривые ноги; мандарины – за обилие витамина С и аквариумных рыбок – за то, что они молчат и красиво плавают. Убей Бог, я не понимаю, как же это слово можно использовать по отношению к мужчине. Если уж на то пошло, то его можно хотеть и обманывать, боготворить и ненавидеть, варить ему суп и стирать носки, вяло надеясь на то, что под старость лет он подаст тебе стакан чего-нибудь. Его можно сделать своим мужем, чтобы мастурбировать в душе, пока он смотрит футбол, и через сорок лет обвинить его в том, что он отнял у меня молодость. Но ведь это не любовь! Что угодно, только не ЛЮБОВЬ! Так почему этим опошленным словом называют столько же пошлых и страшных вещей? Вы как хотите, а я отказываюсь от него навсегда, и навечно. Потому, что у меня в животе горячие шоколадные пузырьки, и мне от них невозможно щекотно и СТРАШНО; потому, что В ЕГО ГЛАЗАХ МИРОВОЙ ОКЕАН, вечность и бездонное летнее небо в звёздах; потому, что если я лизну его шею, у меня на губах останется вкус земляники; потому, что когда утром я просыпаюсь у него на животе, мне хочется одновременно смеяться и плакать от нежности, глупости, жалкости и растерянности… Потому что всё это невозможно больше и прекраснее, чем ЛЮБОВЬ…

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *