Семь спутников Ниобеи (фантастическая сказка)

Рядом с детским садом «Зоренька» в старом доме жили-были Хитрый Кот, Храбрый Пёс и Добрый Жеребёнок. Стояло жаркое южное лето, и дети почти всё время проводили на воздухе. А Хитрый Кот, Храбрый Пёс и Добрый Жеребёнок были их частыми гостями. Никто не знал, чьи это животные, но на ничейных они не были похожи, так как всегда были чистыми и ухоженными, будто только что из-под гребня, поэтому воспитатели разрешали детям играть с ними. Добрый Жеребёнок катал на себе детей, отчего они были в восторге, Хитрый Кот позволял себя гладить и ласково мурлыкал, снисходительно щуря свои загадочные изумрудные глаза, будто говоря детям: «Я про все ваши проказы знаю, но уж так и быть, никому не скажу», а если ему предлагали угощение, то он принимал его с достоинством, как должное, ел неторопливо и деликатно, как настоящий джентльмен, после чего тщательно умывался. А Храбрый Пёс охотно принимал участие в детских играх – в мяч ,в догонялки и в прятки, причём, последняя игра нравилась ему больше других: дети, бывало, попрячутся кто куда, а он их по следам разыскивает. Очень весело проводили дети время вместе со своими четвероногими друзьями, и не было для детей большей радости, чем новая встреча с ними. Но тщетно пытались узнать ребята, где живут животные, кто кормит и содержит их так как мамы, забирая вечером детей из садика, сразу же отводили их домой и не отпускали гулять одних, боясь, как бы они не заблудились или не попали под машину.

А в этот садик ходили две сестрёнки Олейниковы: Катя и Маша. Катя в подготовительную группу, а Маша – в старшую. И была у них подружка Тоня Хворостинина, которая жила в квартире напротив, была на два года старше Кати и перешла во второй класс с одними «пятёрками». Мама Кати и Маши разрешала им гулять с нею, так как знала эту девочку только с хорошей стороны и полностью доверяла ей.
И вот однажды вечером подружки собрались втроём и стали решать, куда бы им сегодня пойти. Катя сказала:
— А не пойти ли нам в тот старый дом, что стоит возле нашего садика? Мы там ни разу ещё не были.
После недолгих раздумий подружки согласились. Был седьмой час вечера, но было светло, как днём, потому что летом темнеет поздно, так что девочкам было совсем не страшно, когда они подошли к старому дому. Катя уверенно потянула на себя тяжёлую дверь, которая медленно, со скрипом отворилась. Девочки оказались в маленьких сенях и тут же услышали в глубине дома какое-то движение и шум, и будто бы мужские голоса, но слов разобрать не могли.
— Пойдёмте лучше домой, пока не поздно! – испуганно прошептала Маша. Подружки не успели ей ответить, как вдруг вторая дверь распахнулась, и им навстречу выскочил их любимый Добрый Жеребёнок, приветствуя девочек радостным ржанием. Тут же выбежал Храбрый Пёс, прыгая и виляя хвостом, показывая всем видом, как он рад гостям, затем, откуда ни возьмись – Хитрый Кот, который сразу же стал тереть и ноги девочек и мурлыкать, ожидая ласки.
— Так вот, оказывается, где вы живёте! – воскликнула Тоня, войдя в комнату о обводя её взглядом. Комната была пуста, с полуоборванными обоями в красную полоску, с провалившимся в некоторых местах полом и дырявой крышей.
— Бедняжки, -сказала Маша, — сейчас пока лето, а наступит осень, станет холодно, как вы здесь будете жить?
Хитрый Кот только мурлыкал в ответ и, казалось, посмеивался в усы, а Храбрый Пёс и Добрый Жеребёнок подставляли головы под ладошки девочек, чтобы их погладили. В то де время животные будто ждали решения своей участи.
— А знаешь что, Маша? – сказала Катя, — давай попросим папу, пусть он отвезёт их на дачу, в Зарубино. Пёсик будет охранять дачу, котик – создавать в доме уют и ловить мышей, а для жеребёнка всегда найдётся работа.
— А как же они будут жить на даче зимой без нас? – возразила Маша.
— Можно договориться с соседями, ведь они круглый год живут в Зарубино, — сказала Катя. – Котика они возьмут к себе в дом, пёсика поселят в будку, а жеребёнок будет жить у них в стайке, вместе с коровой и тёлкой. Сена у них большой запас, я сама видела, в крайнем случае ещё не поздно пополнить его. Можно будет даже заплатить соседям за заботу о наших животных.
— Не надо платить! – сказала Маша, — они и так согласятся. Вспомни, как они были благодарны нашему дедушке Диме за то, что он провёл им водопровод. Стоит ему только слово сказать, и они выполнят любую его просьбу. Ведь им раньше приходилось таскать воду с речки в коромысле, а теперь они поливают огород из шланга.
— Значит, надо поговорить с дедушкой, чтобы именно он попросил соседей, — сказала Катя.
— Глупости, — возразила практичная Тоня, — вы знаете почём нынче сено? Знаете, сколько сена надо одному животному на зиму? А, кроме того, как вы их повезёте? Собачку и котика ещё можно на нашем «Мерседесе», а как быть с жеребёнком? Ведь он в «Мерседес» не влезет.
— Придётся заказывать для него грузовик, — сказала Катя и вдруг осеклась. Маша и Тоня проследили за её взглядом и увидели в углу дверь, которую не заметили раньше. Переглянувшись между собой, подружки сделали шаг по направлению к этой двери, но вдруг Храбрый Пёс, до этого лежавший спокойно резко вскочил, бросился им под ноги и стал тревожно лаять и скулить, будто говоря: «Я очень извиняюсь, но пустить вас к этой двери никак не могу!». Жеребёнок и Кот тоже проявили сильное беспокойство, загородили дорогу к двери и, казалось, умоляли не приближаться к ней. Всё же девочки, мягко, но решительно отталкивая животных подошли к двери и попытались открыть её, но она не продавалась. В замочную скважину ничего не удалось рассмотреть.
— Пойдёмте домой, — разочарованно произнесла Тоня, нечего нам тут делать. К тому же, скоро «Спокойной ночи, малыши», четвёртая серия «Маугли», как бы не опоздать», — спохватилась она.
Девочки на прощание торопливо погладили животных и, пообещав им принести на следующий день что-нибудь вкусное, побежали домой.

Едва на непрошенными гостями закрылась дверь, Гуэйрбл сбросил опостылевшую кошачью шкуру и облегчённо вздохнул.
— Наконец-то ушли, — сказал он, вытерев пот со лба, — я уж совсем было запарился в этой оболочке.
Он нажал кнопку в стене, и дверь начала медленно задвигаться вовнутрь стены открывая просторную и чистую комнату, сплошь заставленную экранами, компьютерами, различными устройствами, а также мебелью.
— Сколько раз я говорил – нельзя перевоплощаться до захода солнца, — ответил Брэйгг, снимая шкуру жеребёнка.
— Хорошо ещё, что я вовремя их услышал, — сказал Флуиндж, скидывая собачью шкуру и вешая все три шкуры в шкаф-пылесос, который тихо загудел, очищая шкуры от пыли, одновременно обеззараживая их и снимая статическое напряжение.
Друзья по очереди освежились душем, затем уселись в кресла и стали совещаться о том, как быть дальше.
— Говори ты, Флуиндж, – сказал Гуэйрбл, — ведь ты наш командир, тебе и решать.
— Хоть нас и застигли врасплох, но до конца не разоблачили, — сказал Флуиндж, — так что нам нет смысла менять место. Мы можем продолжать свои наблюдения над земными детьми, а если девочки и придут ещё сюда, то в эту комнату они всё равно не смогут проникнуть. Мы будем вести себя с ними так же доброжелательно, как и прежде, и они ничего не заподозрят. Однако мы обязаны поставить в известность о случившемся Круайвза.
Он нажал кнопку, и один из экранов засветился. Некоторое время Флуиндж регулировал настройки, затем на экране возникло лицо Круайвза, их главного начальника, оставшегося на Ниобе. Перед ним они отчитывались один раз в земные сутки.
— Можете мне ничего не рассказывать, я уже всё знаю, — сказал Круайвз, — вы приняли правильное решение, но в дальнейшем вам надо быть очень осторожными.
— А скоро ли нам можно будет вернуться на Ниобею? – спросил Брэйгг, — мы живем здесь уже три тёплых земных месяца, скоро наступит холодное время года, именуемое здесь осенью и зимой, и я, как врач, не ручаюсь за здоровье Гуэйбрла и Флуинджа. К тому же, задание мы уже выполнили и очень стосковались по родине и по своим семьям.
— Без моего приказа ничего не предпринимать, продолжать работу, — ответил Круайвз, следующая связь через 24 земных часа, – добавил он и отключился.
Друзья решили поужинать. Они стали нажимать копки автомата, заказывая себе по вкусу различные блюда и напитки, и сразу же получая их. За ужином весело смеялись, вспоминая, как Брэйгга хотели поместить в стайку с коровами, Флуинджа поселить в собачью будку и использовать в качестве сторожевого пса, а Гуэйбрла заставить ловить мышей.
-Что ни говори, а девочки желали нам добра, — заключили они.
После ужина решили для разнообразия посмотреть земные мультики. Шла как раз 4-я серия «Маугли», которую они посмотрели с большим удовольствием.

На следующее утро ,едва придя в садик Катя была ошарашена новостью, которую сообщила всем Вика из их группы, у которой папа работал строителем. Оказывается, завтра старый дом возле их садика должны были снести и начать в этом месте строительство детского кинотеатра. Все дети были очень обрадованы этой новостью, кричали «Ура!», только Катя была тиха и задумчива. Насилу дождалась она окончания зарядки и завтрака и при первой возможности побежала в старшую группу, к Маше, и рассказала ей обо всём.
— Надо что-то придумать, — сказала Маша, — может быть, мы успеем спасти наших животных. В крайнем случае, котика и собачку возьмём к себе домой, наша мама добрая, она разрешит. Но как быть с жеребёнком?
Сестрёнки долго совещались и в конце концов пришли к решению, что надо дождаться вечера и спросить совета у Тони. Всё же она старше и сообразительней их, и непременно придумает выход.
Днём, как обычно, на участок детского сада пришли Добрый Жеребёнок, Хитрый Кот и Храбрый Пёс. Они весело прыгали и играли с детьми, не подозревая о приближающейся беде.
Вечером, когда мама забрала из садика Катю с Машей и разрешила им погулять с Тоней, они рассказали ей свою новость. Тоня задумалась и сказала:
— Вот что, пойдёмте сейчас к ним, а там видно будет.
Подружки подошли к знакомому дому и только тут вспомнили, что не взяли с собой никакого лакомства для животных, но решили не возвращаться. Животные встретили гостей с обычной радостью.
— Бедные вы мои, — вздохнула Катя, гладя по голове Хитрого Кота и почёсывая у него за ушами, — что же теперь с вами будет? Ведь завтра утром ваш дом снесут, и вам негде будет жить!
При этих словах животные замерли и насторожились.
Тоня даже заметила, как они перекинулись между собой тревожным взглядом, и это показалось ей странным. Но в следующее мгновение животные снова ласкались к детям, как ни в чём не бывало. Катя и Маша ничего подозрительного не заметили и очень удивились, когда Тоня вдруг заторопила их домой, хотя было ещё рано. Ей хотелось поделиться с ними своими догадками, и они послушно последовали за нею, тем более, что мама велела им всегда слушаться Тоню. По дороге Катя обернулась, и ей показалось, будто за ними наблюдают из окна.
Тоня позвала Катю и Машу к себе домой, чтобы спокойно всё обсудить. Её мама только что ушла на ночное дежурство – она работала медсестрой в областной больнице, а папа в соседней комнате смотрели хоккей по телевизору, и ему не было дела ни до чего на свете, так что полруги могли поговорить без помех.
— Вот что, девочки, – таинственно прошептала Тоня, — мне кажется, что это вовсе не простые животные. Я давно заметила, что у них очень умный, осмысленный взгляд, совсем как у людей. А сегодня, когда они узнали, что их дом сносят, они всё поняли! Даже переглянулись между собой! А помните, когда мы пришли к ним в первый раз, то услышали в глубине дома мужские голоса, но ни слова разобрать не могли? Это потому, что они говорили не по-русски! – заключила она.
— Наверное, это заколдованные люди, — сказала Катя, — днём они ходят в облике животных и только на ночь позволяют себе снять шкуру. Помните, как в сказке про царевну-лягушку?
— А я знаю, кто это, — заявила Маша, — эти животные были когда-то мальчиками и плохо себя вели. Они были жестоки с животными, дёргали кошек за хвост, бросали камнями в собак, стегали лошадей. И какая-нибудь волшебница их несколько раз предупредила, но они опять принялись за своё. Тогда её терпение лопнуло, и она превратила их в беззащитных животных, разрешив им снимать шкуры только на ночь. Мы должны разыскать эту волшебницу и попросить её расколдовать мальчиков, ведь они уже исправились и больше не будут хулиганить. Может быть, волшебница поставит нам какое-нибудь ужасное условие, но я бы на всё согласилась, только бы мальчики были расколдованы и могли бы вернуться к своим родителям.
— Ты даёшь слишком большой простор своему воображению, — сказала Тоня, — давно известно, что никаких волшебников на свете нет, они бывают только в сказках. Но даже если бы было так, как ты думаешь, то мы бы услышали тогда голоса мальчиков, а не взрослых мужчин.
— А может быть, они были заколдованы много лет назад и успели вырасти? – не сдавалась Маша.
— Тогда где же они жили все эти годы? – возразила Катя.
— Нет, девочки тут совсем другое. Мне кажется, что они… — тут Тоня сделала выразительную паузу и торжествующе заключила: — они инопланетяне!
— Что?! – закричали вместе Катя и Маша, и в этот же момент Тонин папа в соседней комнате оглушительно заорал:
— Го-о-ол!!!
Не успели Катя и Маша опомниться, как в квартиру заглянула их мама, красивая, нарядная, пахнущая французскими духами, и крикнула:
— Вы здесь? Мы с папой сейчас идём в филармонию на симфонический концерт. Вернёмся поздно, будьте без нас умницами. Сразу же после «Спокойной ночи малышей» уберите игрушки, выпейте молока и ложитесь спать.
Как только за родителями Кати и Маши закрылась дверь, Тоня зашептала:
— Девочки, это же просто замечательно, что почти все ушли! Мы можем попозже, как стемнеет, пойти в старый дом и застигнуть ИХ врасплох.
— А что, если ОНИ запрутся изнутри и не откроют нам? – спросила Катя.
— Это как раз и будет доказательством, что ОНИ вовсе не животные, — ответила Тоня.
С трудом девочки дождались наступления темноты, даже телевизор смотреть не стали – не до мультиков было. Наконец, стемнело, и, надев тёплые кофточки, подружки вышли на улицу. Подойдя к старому дому, они увидели, что окно загадочной комнаты ярко освещено. Затаив дыхание, заглянули они в окно, но оно, к их великому разочарованию, было завешено жёлтой шторой. Единственное, что они могли видеть – это три тени, которые двигались по комнате. Но это явно были тени людей, а не животных.
Тут Маша отделилась от остальных и подошла к двери, собираясь войти в дом, как вдруг откуда-то появился пожилой мужчина, схватил Машу за руку и со словами «Пойдём, девочка, со мной, шоколадку дам», потащил её куда-то в сторону. Маша попыталась вырваться, но он держал крепко, и тогда она громко закричала. Подруги бросились ей на помощь, и вдруг дверь дома распахнулась, и Храбрый Пёс выскочил оттуда. Он бросился на незнакомца со страшным рычанием и сбил его с ног. Никогда девочки не видели его таким разъярённым. В тот же миг Гуэйрбл и Брэйгг, не накидывая на себя шкур, подхватили перепуганных девочек на руки, принесли их в комнату и усадили в кресла. Мало-помалу девочки успокоились и стали с любопытством рассматривать комнату и их хозяев, которые показались им необычайно красивыми и стройными. Когда Гуэйрбл с улыбкой спросил девочек, чего бы они хотели выпить, Катя и Маша попросили «Тархун», а Тоня – пепси-колу. Напитки оказались превосходными. Тут распахнулась дверь, и вбежал запыхавшийся Храбрый Пёс. Он сразу же сбросил собачью шкуру, которую Брэйгг тут же убрал в шкаф-пылесос, и превратился во Флуинджа. Девочки уже совсем освоились и ничему не удивлялись.
— Не догнал, — отдышавшись, произнёс Флуиндж, — негодяй сбросил меня и побежал, и ему удалось на ходу заскочить в автобус.
— Не беда, — ответил Гуэйрбл, — зато ты его здорово напугал. Больше его нечего опасаться. Но придётся отчитаться перед Круайвзом – ведь ты нарушил запрет нападать на землян.
— Я вынужден был это сделать, — возразил Флуиндж, — ведь он хотел похитить ребёнка, тем более, девочку.
Затем Флуиндж перешёл на ниобейский язык и долго говорил по видеофону сначала с Круайвзом, затем с другими людьми, в том числе с женщиной, вероятно, своей женой, у которой были сиреневые глаза. Гуэйрбл между тем предложил девочкам ещё лимонаду, они не отказались. Когда же Флуиндж отключил видеофон, Гуэйрбл сказал им:
— Очень рискованно было с вашей стороны приходить сюда в такой поздний час и выслеживать нас. Но раз уж вы пришли, придётся открыться вам. Правда, всего рассказать не могу, не имею права, но кое-что – можно. Тоня совершенно правильно угадала, что мы – жители другой планеты.
— А откуда вы узнали, что это именно я догадалась? – удивилась Тоня.
— Мы следили за вами по видеофону, — объяснил Гуэйрбл, — наши видеофоны можно настроить на любую квартиру. Итак, мы прибыли сюда с далёкой планеты Ниобея, чтобы изучать психологию жителей Земли и, в частности, земных детей. Были у нас и другие цели, о которых я не могу говорить вам.
— А где находится эта ваша Ниобея? – спросила Катя.
— Есть в созвездии Тельца звезда Альдебаран, — ответил Гуэйрбл, — это наше солнце. Вокруг Альдебарана вращаются девять планет, и только одна из них обитаема, это – наша Ниобея. Есть у Ниобеи семь спутников, или, по-вашему – лун, это Исмен, Сипил, Илионей, Файдим, Тантал, Альпенор и Дамасихтон. Впрочем, вряд ли вам это интересно. Скажу только ,что прибыли мы сюда три месяца назад и показываемся людям не иначе как в облике животных, чтобы не бросаться в глаза. Одного только мы не учли, что жеребятам полагается жить в деревне, а не в городе. Но, как бы то ни было, мы вам очень благодарны за заботу о нашей судьбе, за попытку помочь и особенно за предупреждение о сносе дома. Ведь если бы вы нас не предупредили, то все наши ценнейшие приборы, вся наша аппаратура погибла бы. А теперь нам с вами придётся расстаться. Мы только что сообщили Круайвзу, что завтра дом сносят, и он разрешил нам вернуться на Ниобею.
— А на чём же вы полетите? – спросила Маша, — где ваш космический корабль?
— Этого я не имею права вам сказать, — ответил Гуэйрбл.
— Военная тайна? – улыбнулась Тоня.
— Считайте, что так, — серьёзно ответил Гуэйрбл.
Не всё из того, что рассказал Гуэйрбл, было понятно детям, но им очень льстило, что с ними разговаривают, как со взрослыми, и они изо всех сил старались не задавать глупых вопросов.
— У вас, наверное, есть дети? – спросила Катя.
— Конечно, есть, — ответил Гуэйрбл, — у меня растёт сын Пуибблз, у Флуинджа – две дочки: Сапфиллия и Суинбра, а у Брэйгга скоро должен родиться мальчик или девочка.
— А как вы его назовёте? – обратилась Маша к Брэйггу.
— Ещё не знаю, — улыбнулся Брэйгг.
— У вас все имена какие-то трудные, не выговоришь, — пожаловалась Маша, — назовите его Алёшей, если будет мальчик.
— Алёшей? – задумчиво переспросил Брэйгг, — а почему бы и нет, очень красивое земное имя. Надо бы записать, пока не забыл.
— А если будет девочка? – спросил Флуиндж.
— Тогда я назову её Катей, Машей или Тоней, — сказал Брэйгг, — какое имя больше понравится моей жене, так и назову.
Тут у Маши возникла идея.
— А можно сбегать домой и принести игрушек для ваших детей? – спросила она.
— Спасибо, Машенька, не надо, — ответил Гуэйрбл, — во-первых, уже поздно, а во-вторых, что ты ответишь маме, когда она спросит, где игрушки? Самым лучшим подарком для наших детей будут рассказы о планете Земля, о её жителях, в том числе и о вас.
— А вы передадите им от нас большой, горячий привет? – спросила Катя.
— Ну конечно же, передадим, — улыбнулись пришельцы.
— Значит, вы сегодня ночью улетите и мы больше никогда не увидимся? – с грустью спросила Тоня.
— Нет, милые девочки, мы будем очень часто с вами видеться, — сказал Флуиндж, — мы будем каждую ночь приходить к вам во сне и показывать вам всё самое прекрасное, что только есть на Ниобе, в том числе и Ниобейские мультики. Как в сказке «Оле-Лукойе» Андерсена, помните?
— Вы и сказки Андерсена знаете? — изумилась Тоня.
— Мы знаем всех земных писателей, — ответил Гуэйрбл.
— А теперь, девочки, — сказал Брэйгг, — давайте мы проводим вас домой, пока ваши родители не вернулась с концерта и не обнаружили ваше отсутствие.
До дома дошли без приключений. У дверей квартиры девочки сердечно попрощались и с инопланетянами, взяв с них обещание, что сегодня же ночью увидят их во сне.
Как только Катя и Маша легли в постель, они услышали звук открывающейся двери и шёпот мамы и папы, вернувшихся из филармонии. Девочки моментально притворились спящими.
В ту же ночь им приснился космический корабль, из иллюминатора которого весело глядели Гуэйрбл, Флуиндж и Брэйгг. Они помахали девочкам на прощанье руками, и корабль поднялся в небо.
А затем им снились прекрасные Ниобейские леса, моря и горы, причудливые цветы и семь ниобейских лун разного цвета. Только названий этих лун девочки вспомнить не могли.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *