Реальность виртуального

Болото уже почти закончилось. Все реже и реже приходится выдирать ноги из топкой грязи, все реже вода заливается в высокие, по колено сапоги. Деревья, до этого стоявшие одинокими скелетами посреди воды, теперь образовывают порой целые чащи, появился и мелкий кустарник. Солдаты заметно повеселели, Фреди даже заулыбался чему-то. Однако такая смена пейзажа приносит с собой не только радость. По карте впереди значится пост.И вновь ползем мы по горло в этой каше, не ругаясь лишь потому, что — только открой рот, и туда попадет эта ужасная вода, смесь всего самого гадкого на земле. Пиявки тут, как ни удивительно, не водятся — тут вообще ничего не водится. Да и к лучшему это, жизнь и так кажется полным дерьмом, ибо дерьмо тут повсюду. Как странно, что все на свете заканчивается, как только к нему привыкаешь. Вот и в этот раз, уже перестав реагировать на звуки, облепленный грязью, выползаю на сухое место и понимаю, что болото закончилось. За мной, один за другим, выползают еще четверо, почти неотличимые в наступивших сумерках от леших, в облепленных листьями и ветками комбинезонах. «Тишина» —показываю. Прислушиваюсь. Лес живет своей невидимой жизнью, и не слышно ни намека на людей. Отряд двигается дальше.Мимо проезжает 3 машины. Вот уже около часа отряд двигается ползком вдоль лесной дороги, прячась в придорожных кустах. «Смена. Или проверка,» — думаю. «Хотя… Какая проверка в 10 часов вечера?» Машины проезжают мимо, и вскоре затихают вдалеке. «Надо было брать…» — ворчит кто-то сзади. Мак. Чтоб его, Рембо нашелся.Теперь я уже рад тому пути, что мы проделали по болоту. Облепленные грязью, мы воняем как черт знает что, но и комары нас не трогают. Можно сказать, баланс. До цели остается немного.Лес, как некогда и болото, подходит к концу. У последнего лесного рубежа, под прикрытием густых кустов, отряд останавливается. Впереди, на холме, наша цель. Два прожектора рыскают лучами в темноте, вокруг вьется колючая проволока, а на вершине холма, в темной щели, что сейчас не различишь ни за что, ждет своего часа страшный зверь. «Я и Мак — центр, Гриф — справа, Фред — слева! Каждому по пять гранат! И чтоб без царапинки домой вернулись!» — Все было уже отработано. Не в первый раз. «А я?» Опять! На меня смотрит немного грязноватое, но как всегда до неприличия мягкое лицо нашего Дока. Ну нельзя с таким лицом на войне! С таким лицом надо внуков воспитывать, детей учить, но на войне… И он смотрит на меня, немного, по-детски, обиженно, а я думаю: «Что же ты меня, брат, мучаешь? Хочешь на войну посмотреть? Поучаствовать? К чему тебе это? Неужели как все хочешь быть?» И в который раз говорю ему: «Будешь позади!». И в который раз он кивает. Благодарно кивает.А тем временем все были уже готовы. Не так легко быть готовым умирать, но все уже привыкли. С собой — винтовка, магазин, пять гранат. Впереди — враг. Пулемет. Смерть. Но — цель есть. А все остальное уже побоку.Сигнал. Сигнал даю я. И четверо срываются с места, единственная цель — добежать, не упасть. А пятый… Пятый ползет сзади, с вещами. Кто ему сказал за нами ползти? Только краем глаза вижу его — и образ, как молнией высвеченный, появился: мертвое тело Дока. «Назад!» — кричу ему. Прожектор, словно бичом, бьет нас лучом света. И ОН просыпается. Без окриков — а кому они нужны — пулеметная очередь разрывает землю. Мимо. Все внимание на бег. Два шага — прыжок вправо. Шаг — прыжок влево. Быстрее. Легкие уже рвутся наружу, в голове бьет барабан. Быстрее. Очередь. Мимо. Сердце, кажется, счас не выдержит. Но не падать. Бежать. Быстрее. Очередь. Мимо. Земля вскипает перед ногами, приходится прыгать, чтобы удержаться, но нога предательски попадает в ямку, и сердце, сердце падает вместе с телом, замирает и ждет… Очередь. Крик. Страшный крик, еще страшнее чем есть, потому что не мой! И сразу за ним — сдвоенный взрыв гранаты. Дот оседает, куча песка, как в замедленном кино, падает вниз, а я медленно оборачиваюсь. И образ, высвеченный поганым светом прожектора: мертвое тело Дока.Трое в доте были убиты. Четвертый выжил. Сволочь вылез из дота перед взрывом и отделался лишь легким испугом. Я спокоен. Удар прикладом по его поганой морде. Я спокоен. Только что-то внутри меня рвется наружу. Я спокоен. «С-с-сука!» — слышу крик. Удар прикладом. У немца разбита бровь, тот верещит что-то, а я бью его. Медленно. За все. За Дока. За Рыжего. За болото. За войну. За все. А внутри уже пусто. Что-то оторвалось и улетело. Пусть ему там будет лучше… Поднимаю фрица. «Беги, сука!» Тот понимает, начинает быстро, как только может, ковылять прочь. Выстрел. Фриц хватается за колено, в
глазах его мука и удивление… Выстрел. Второе колено. Выстрел. Живот. Выстрел. Голова…Я спокоен. Нет больше Дока, вообще ничего нет. Мигает перед глазами надпись «Loading Auto.sav\

Друзья! Если вы знаете настоящего автора этого произведения - напишите в комментариях. После рассмотрения вашего комментария - мы либо удалим это произведение с сайта, либо укажем настоящего автора (по вашему желанию)
Если вы считаете это произведение должно быть в другой категории - тоже оставьте свой комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *