Разбиться стеклянным домовым

Прошло восемь месяцев, прежде чем Руди отыскал её. Она была здесь, в этом огромном, уродливом доме на Вестерн Авеню в Лос — Анжелесе. Жила со всеми, не только с Джонахом, со всеми.
Ноябрь в Лос-Анжелесе. Незадолго перед закатом. Странная прохлада окружала дом, похожий на древний готический замок. На лужайке перед домом трава была выкошена, стог ржавого цвета возвышался посреди не докошенной её половины. Казалось, трава срезана небрежными взмахами жильцов двух соседних домов, квадратными коробками нависающими с обеих сторон. «Конечно, как странно. соседние здания такие высокие. И старый дом сгорбился между ними, но он не выглядит маленьким… странно… »

У входа лежала перевёрнутая детская каляска.
Окна дома были заколочены картоном.
Руди легко закинул свой туристический рюкзак на плечо. Он боялся этого дома. Взглянув на темнеющиее небо, он поискал глазами вход: ему ничего не оставалось, как только идти напролом. Кристина была где- то здесь.
Из-за двери ответила какая -то девушка.
Она молча глядела на Руди. Девушка облизала уголки губ, её щека подёргивалась. Руди устал ждать, сбросил на землю свой рюкзак.
-Пожалуйста, позови Крис, — угрюмо повторил он.
Блондинка повернулась и скрылась в тускло освещённом коридоре. Руди замер у открытой двери, затем внезапно вошёл. Слово пощёчина, в нос ударил резкий запах. Марихуана.
Руди невольно закашлялся и вышел наружу. У него закружилась голова. Он отступил. Последние лучи солнца окрасили жилые дома, а когда окончательно стемнело, он снова вошёл в дом, сжимая в руке свой рюкзак.
Он уже не помнил, закрыл ли но входную дверь, но когда обернулся, она оказалась закрытой.
Крис он нашёл на втором этаже. Она лежала у стены возле туалета, одной рукой поглаживая грязную розовую кроличью шкурку. Другую руку она поднесла к лицу. Согнув мизинец колечком, она обсасывала сустав. Из туалета тянула различными запахами: резкий аромат высушенных потных носков, шерстяных сохнувших кофточек… от швабры в углу снисходительно несло окаменевшей пылью. И ещё запах свежескошенного сена. Запах шёл от Крис. Такой приятный…
-Крис?
Она медленно подняля голову, увидела его. Затем, так же мдленно, сфокусировала на нём взгляд и закричала:
-Убирайся!
В прозрачной тишине дома, переполненного всевозможными шорохами, Руди услышал вдруг звук хлопающих крыльев, яростно бьющихся по воздуху. Потом наступила тишина.
Руди присел на колени рядом с девушкой, его сердце отчаянно стучало.
-Крис… пожалуйста…
Она отвернулась.
На мгновение. Руди мог поклясться, что слышит, как кто- то пересчитывает тяжёлые золотые монеты — где-то справа и чуть ниже — но, когда он повернулся и заглянул в туалет, звук стих.
Крис попыталась следом за ним заползти в туалет.
На её лице играла улыбка.
-Кролик, — вяло сказала она. -Ты раздавил кролика.
Руди посмотрел вниз. Его правое колено стояло на мягкой шкурке розового кролика. Он встал и зашвырнул шкурку в угол. Девушка спокойно посмотрела на него:
— У тебя нет шансов, Руди. Убирайся!
— Я демобилизировался, Крис, — нежно сказал Руди. -Медики заброковали меня. Я хочу, чтобы мы снова были вместе. Пожалуйста.
Она уже не слышала его, просто забилась в угол и закрыла глаза. Ещё некотооре время Руди шевелил губами, повторяя свои слова, но для неё звук пропал. Тогда он сел у открытой двери, закурил. Он ждал, когда же она, наконец, сможет понять его. Восемь месецев он ждал, что вот-вот она вернётся. С того самого момента, как обнаружил записку: » Руди, я уезжаю с Джонахом в Холм».
Тихий, затаившийся в безграничных чёрных тенях, звук. Он исходил откуда-то с верхних ступенек лестнецы между первым и вторым этажами. Хихикающие трели стеклянного клавесина. Руди почувствовал, что это хихикают над ним, но даже не пошевелился.
Крис с отвращение взглянула на него.
-Зачем ты пришёл?
-Потому что мы всё ещё женаты.
-Давай-ка от сюда.
— Я люблю тебя, Крис. Пожалуйста.
Она пнула его ногой. Удар не причинил боли, но он многое значил. Руди медленно поднялся и вышел.
Джонах был внизу в гостиной. Блондинка — та самая, что открыла дверь_ хлопотала над ним. Но, наконец, Джонах тряхнул головой и попытался отстранить девушку. Магнитофон на книжном шкафу играл Саймона и Гарфункела: » Большая. Яркая, зелёная, прекрасная машина».
-Растай! -мягко приказал Джонах. — Растай, — и показал на большое потемневшее зеркало над камином. Очаг был доверху набит полусожженными вощеными молочными пакетами, обёртками из-под леденцов, снизу торчали скомканные газеты и кошачьи коврики. Зеркало выглядело тусклым и холодным.
-Растай! — внезапно завопил Джонах.
-Чёрт возьми! — фыркнула блондинка и подошла к Руди.
-Что с ним? — спросил тот.
-Капризничает. Каким же поддонком он иногда бывает.
-Конечно… Но, всё- таки, что случилось?
Она пожала плечами.
-Просто ему кажется, что его лицо тает.
-Марихуана?
Сейчас глаза блондинки были полны злобы.
-Мари? … Эй, а ты кто такой?
— Я друг Крис.
Блондинка испытуеще смотрела на него, потом дёрнула плечиком, расслабилась. Она приняла его.
-Я думаю, вы можете остаться… хотя, знаете ли… Законы…
У него за спиной висел плакат середины века. По нему тянулась яркая выцветшая полоса — там, где каждое утро касались лучи солнца. Руди смущенно огляделся. Он не знал, что теперь делать.
-Я был женат на Крис восемь месецев тому назад, — сказал он.
-Хочешь потрахаться? — внезапно спросила блондинка. -Когда Джонах вышел на лыжню, ему уже всё равно. А я всё утро пила только кока-колу, да и весь день тоже. На самом деле хочется…
В это время Стив Уандер запел: «Я готов любить её всегда».
-Меня привлекает Крис, — грустно сказал Руди. -Мы поженились, когда я приезжал в отпуск. Но она решила уехать с Джонахом, к тому же я не хочу давить на неё. Я ждал восемь месяцев, а теперь вот демобилизован.
-Ты будешь трахаться или нет?
В кухне под столом они долго совокуплялись. Потом она положила себе под голову сатиновую подушку. На подушке было вышито: «Сувенир с Ниагарского водопада, Нью-Йорк «.
Когда Руди вернулся в гостиную, Джонах уже пришёл в себя. Он сидел на софе и читал » Игру в бисер» Гёссе.
-Джонах? — позвал его Руди. Джонах тут же оторвался от книги, но не сразу узнал Руди, а когда узнал, похлопал по софе рядом с собой. Руди подошёл и сел.
— Руди, где ты был?
— — В армии.
— Как?
— Да, ужасно.
— Ты живёшь снаружи? Это в твоих интересах.
Руди кивнул.
-Гм… С точки зрения медецины.
-Да, так было бы лучше.
Некоторое время они молчали. Джонах вроде бы был благодареен, потом сказал, обращаясь к самому себе:
— Не очень то ты пытаешься вернуть её…
Тогда заговорил Руди:
-Джонах, послушай, что происходит с Крис? Ты уже знаешь, мы были женаты.
-Она где-то здесь, — ответил Джонах.
Из кухни, от куда-то из столовой, где спала под столом натрахавшаяся блондинка, донёсся дикий звук разрывающегося мяса. Звук ещё долго кружил по дому, но внимание Руди привлекло происходящее за окном. Там, неподолёку от дорожки, ведущей к входной двери, человек в тёмно-сером костюме разговаривал с двумя полицейскими. Он быстро говорил что-то, показывая на большой старый дом.
-Джонах, так может Крис уйдёт?
Джонах изподлобья взглянул на него.
-Эй, послушай-ка, человек, тут никто никого не держит. Она сама присоединилась к нам, и ей понравилось. Сходи, спроси её. Не приставай ко мне.
Полицейский направлялся к входной двери.
Руди встал и пошёл открывать.
Представители власти улыбнулись, когда увидели, что он в военной форме.
-Чем обязан? — вежливо спросил Руди.
На вопрос отозвался один из полицейских, то что был помоложе.
-Вы здесь живёте?
— Да, — согласился Руди. -Меня зовут Рудольф Бэкел. Что, собственно, случилось?
— Мы хотели бы войти и поговорить с вами.
— У вас есть на это веская причина?
— Мы всего лишь хотели бы поговорить с вами. Вы служите в армии?
— Только что демобилизован. Я приехал домой к своей семье.
— Нам можно войти?
— Нет.
На минуту Руди показось, что полицейские забеспокоились.
— Это место, которое все называют «Холмом»?
— Кто называет?
— Хорошо. Некто сказал, что это -«Холм\

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *