Оборотень

В небе темном висит лишь Луна,
Синей краской сияет она,
В домик ветхий пролила свой свет,
Но уже никого в нем нет.
Лишь лежит на полу гора книг,
Смуглой лампы слышен скрип,
А хозяин уже далеко,
Забрала его ночь волком.
И идет он, ища чей-то след,
Ни волк, ни зверь, ни человек.
Но слезы все же капают с глаз,
Заменяют они кучу фраз.
Лунный свет забирает его
Темной ночью далеко-далеко,
И бежит он, не зная куда,
Серым волком по чьим-то следам.
Утром ранним проснулся стрик,
В красной луже крови он лежит,
В горле немощном родился крик,
И опять заплакал старик.
Но не смыть солью страшных мук,
Что в ночи вынес несчастный друг.
Он не знал, кому все рассказать,
Лишь дневник его мог все узнать.
Но что толку от кучи страниц?
Нет души в них, нет мыслей людских,
Нет в них рук приласкать старика,
Ведь судьба его так нелегка.
Глухим горем скован бедняга,
Проклят он в этом мире чужом,
Дьявол смотрит на него своим взглядом,
Угрожая кровавым кнутом.
Вот опять небо черное стало,
Вышла в поле чертовка Луна,
Горы леса – все с неба видала,
Но нужна была душа ей одна.
Налились глаза алою кровью,
Руки дряблые стали расти,
Зубы острые впилися в десны,
Тело лю`дское стало другим.
Взвыл он волком на фонарь этот дьявольский,
Много дней уже было так,
Слышен был звон стекла дряблого,
Не хотела душа убегать.
Рыскал ночь всю ненасытный волк,
На дорогу вышел опять.
На живца был бросок стремительный,
Никого он не хотел убивать.
И вновь утро, и кровь, и боль внутри,
Так должно было случиться опять,
Надоело старику это зрелище,
Настал его час умирать.
Он знал средство от мук его, горьких мук,
Серебро сверкнуло в руках,
Пуля светлая вошла в голову,
Все должно было быть так.
Вот опять на полу в луже крови лежит,
Но не станет он волком в час,
Много дней душа в плену была,
Но все же улетела в Ад.
Прошло много дней со дня смерти его,
До сих пор лежит там дневник,
Капли крови на нем говорят нам все:
Как жил и умер старик.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *