Девчушка

И эти крестоносцы несли с собой конец,
На стенах деревушки повесили венец,
Венец, облитый кровью убитого юнца,
Теперь никто не сможет узнать его лица.
Оно обезображено, нам не узнать его,
Глаза уже разглядывать не будут никого,
Ведь глаз и нет совсем, как нет и остального,
С ним пламя поиграло — дыханье духа злого.

Когда худой старик умершего потрогал,
Вскочила, побежала девчушка-недотрога.
Роняла слезы долго, погиб ее любимый,
Тоска осталась с ней — попутчик нелюдимый.
Тоска съедала сердце, ошибки порождала,
А девушка слезами печали награждала.
Но месть ей не нужна, не нужен ей и мир,
Пускай же продолжают они кровавый пир.
Пускай убьют таких же, как тот юнец людей,
И пусть цветы завянут, ей грусть всего важней.
Вставай давай, девчушка, взгляни-ка на венок —
Оплел забор трухлявый малюсенький вьюнок.
Да, был он символ смерти, но радость подарил,
Тогда девица встала, вновь ум заговорил.
Росточек исхудалый, прогнав бездейство вон
Вознес хвалу небесную, надежду дал ей он!
Теперь она захочет весь мир вокруг менять,
Теперь она захочет надежду людям дать,
Теперь не будет страшно, есть вера у нее.
В груди второе сердце — любимого её.
Скорее бы уж пришли солдаты короля
Прогонали крестоносцев, вздохнула бы земля
Спокойно, и оплакала всех тех, кто в ней погиб,
От слез земли б рыдающей возник реки изгиб…

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *